Поиск по тегу «вов»

Дата публикации
от до
Метки поста
На 95 году жизни в Чикаго скончался последний из проживавших в США Героев СCCР лётчик-штурмовик Степан Борозенец

В годы войны Степан Борозенец был летчиком-штурмовиком. Окончание войны встретил в Германии. Звание Героя Советского Союза получил в августе 1945 года.

После войны продолжал службу в Вооруженных силах СССР, затем преподавал в Харьковском высшем военном авиационном училище, позже жил в Москве. С 1995 года жил в Чикаго, куда уехал на лечение.

Как отметили в Ассоциации ветеранов стран бывшего СССР, Борозенец оставался гражданином России.

2
Ирма Грезе. Самая жестокая женщина фашистской Германии

«Надзор за заключёнными», «Работа, не требующая усилий» — так заманчиво звучали объявления в немецкой прессе. Предложения о работе для женщин, связанные с СС, соблазняли хорошими условиями труда, гарантировали проживание, одежду и высокую заработную плату. Требования к кандидатам были простыми: возраст 21-45 лет, хорошая физическая форма и отсутствие судимости. Курсы обучения ауфцейерок (от немецкого Aufseherin), иначе говоря, немецких надзирательниц и стражей, служащих в концлагерях, длились от 4-х недель до полугода. Их обучали жестокому обращению с заключёнными, фанатизму, невосприимчивости к страданию других. Им давались указания, какие наказания применять, как раскрывать саботаж; их предупреждали, какое их ждёт наказание за близкие контакты с узниками.

Этот пост о самой жестокой надзирательнице - Ирме Грезе. Продолжение внутри

Поступить на хорошо оплачиваемую работу надзирательницы в концлагере решались парикмахерши, билетёрши, учительницы. Во время собеседования они должны были проявить свои знания идеологии нацизма. После вступительных экзаменов они подписывали контракт с СС в качестве помощниц (SS-Helferin). Их задачей было смотреть за заключёнными и их работой. Их одевали в специальную одежду, сшитую в воинском стиле. При них имелось служебное оружие, хлысты, кнуты, палки, им разрешалось иметь служебную собаку. По службе продвигались только те из них, кто сумел проявить особую жестокость.

Надзирательницы в концлагерях представляли собой лишь 10% всего персонала. Согласно официальной статистике от января 1945 года, среди около 37 тысяч сотрудников всех концлагерей, было 3,5 тысячи женщин, которые работали караульными.

У НЕЕ БЫЛО ЛИЦО АНГЕЛА

Ирма Грезе в период 3-х летней службы на посту надзирательницы получила прозвище «Прекрасное чудовище». 1 июня 1942 года, когда она начала обучение в лагере в Равенсбрюке, ей было всего 18 лет. «Это была одна из самых красивых женщин, каких я видела в своей жизни. У неё было чистое лицо ангела и голубые, такие блестящие и невинные глаза, какие только можно себе представить. При этом Ирма Грезе была самым жестоким и безнравственным существом, которое я видела на своём веку», — вспоминает доктор Гизелла Перл, бывшая узница, которая работала в концлагере врачом. Мрачная карьера Ирмы расцвела в Аушвице, куда попадали самые жестокие надзирательницы — её назначили на должность SS-Oberaufseherin, старшей надзирательницы.

Станислава Рахвалова, узница с номером 26281, в своих показаниях на процессе Рудольфа Гесса говорила: «Она была лесбиянкой. Прежде всего, ей нравились молодые, красивые девушки, особенно польки». «Когда она шла через лагерь, благоухала дорогими духами, — вспоминает другая заключённая, Ольга Ленгьел. — Все на неё пялились, заключённые шептались, какая она красивая».

Ирма Грезе отвечала за 30 бараков, в которых жили более 30 тысяч женщин. В Аушвице она с собакой контролировала работу заключённых женщин, по щиколотку в грязи укладывающих камни. Тех, кто работал слишком медленно, травили собаками, их избивали, убивали. Грезе стреляла и по заключённым-мужчинам. Она не носила мундира, только голубой жакет в обтяжку, который должен был подчёркивать цвет её глаз. Вместо кожаного хлыста — инкрустированный жемчугом, со стальными вставками. «Избивать заключённых было для неё рутиной. Она с радостью принимала участие в селекции узников, смотрела на нечеловеческие страдания рожениц, которым она связывала ноги. Может быть, как раз расположенность к жестокости сблизила её с лагерным любовником, которым был сам доктор Йозеф Менгеле».

После войны её судили за геноцид и преступления против человечества. На вопрос английского журналиста: «Почему ты совершила все эти страшные поступки?» Ирма ответила: «Очистка Германии из антисоциалистических элементов была для меня новой задачей. Речь шла об обеспечении будущего нашему народу». В процессе, который шёл в суде в городе Люнебург в Нижней Саксонии, её приговорили к смертной казни. «Быстро», сказала она, когда палач надевал ей на голову белый капюшон. Она была самой молодой женщиной, повешенной британскими органами юстиции.

Большинство надзирательниц концлагерей избежали наказания, хотя, и это факт, многие из них убивали ради прихоти. Заключённые обращались к ним «Frau Aufseherin», так что часто их личности оставались неизвестными. Лишь каждая десятая предстала перед судом. Некоторые историки смотрят на надзирательниц не как на преступниц, но как на психологические жертвы войны. Это достаточно опасное оправдание.

Место захоронения Ирме Грезе, хоть это и безымянная общая могила, обросшая травой и деревьями, продолжают посещать неонацисты, которые до сих пор считают его святыней «королевы СС».

По словам немногих очевидцев, кому удалось выйти живым из концентрационных лагерей, где им «выпала честь» находиться под неусыпным контролем дьяволицы Ирмы, ее жестокость не знала границ. Эта женщина избивала заключенных дубинкой, кнутом, натравливала на них предварительно изморенных голодом собак, лично выбирала людей для смерти в газовых камерах, отстреливала заключенных из своего пистолета забавы ради. Известно, что этот «Светловолосый дьявол», как ее иногда называли узники, однажды сделала себе абажур из кожи трех заключенных. Но это еще не все достоинства Грезе. Кроме всего, она была отъявленной садисткой: часами наслаждалась зрелищем ужасающих медицинских экспериментов врачей СС над заключенными. Наибольший экстаз она получала, наблюдая операции по удалению груди. Неслучайно, Ирма Грезе занимает «почетное» третье место в десятке самых жестоких женщин мира.

Женщины-Гестаповки

Садизм Грезе носил и сексуальный характер. Известно, что она нередко отбирала жертв из числа заключенных обоих полов для своих сексуальных надругательств, за что и прослыла нимфоманкой. Но не только заключенные становились объектами ее вожделений. Охранники частенько составляли ей в этом компанию. Комендант Йозеф Крамер, врач Йозеф Менгеле («Доктор Смерть») также подозреваются в сексуальной связи с Грезе, хотя фактических подтверждений этому нет.

Ирма Грезе была взята в плен английскими войсками 17 апреля 1945 года. На Бельзенском процессе она была признана виновной и приговорена к повешению. За несколько часов до казни Грезе вместе со своими подельницами распевала нацистские песни, раскаяние так и не посетило ее женское сердце. «Быстрее, кончай с этим» - последнее, что сказала она палачу.

4
Как вера любимой хранила воина от пуль

«1943 г., мы с мамой живём за полярным кругом в г. Игарке Красноярского кр. Наш папа воюет с 1941 г. Есть фотография от 10.09.1941 г., где сфотографирована вся наша большая семья, провожающая отца на фронт. Отец держит на руках годовалого сыночка, я — 2-летняя девочка — сижу на руках у бабушки Варвары, старшая сестра (5 лет) сидит самостоятельно с куклой, позади нас стоят с вытянутыми от горя лицами мама и бабушка Раиса.

В 1943 г. после окончания победоносной битвы за Сталин­град, где отца наградили орденом Красной Звезды и медалью «За отвагу», ему был дан отпуск, и он прибыл к нам в Игарку неожиданно для нас. Помню, открывается дверь, заходит военный дядя. Мы с братишкой жмёмся в уголок подальше. А старшая сестра узнала отца и кинулась ему на шею. Отец обнял нас, а братик молча долго смотрел на «дядю», потом сказал: «А у меня тоже такая фуражка есть». Вечером отец пел нам песню «Тёмная ночь». Я эту песню запомнила на всю жизнь. Какие в ней великие слова: «Радостно мне, я спокоен в смертельном бою, знаю — встретишь с любовью меня, что б со мной ни случилось».

Как же важна воину любовь, преданность и верность любимой женщины, которая растит его детей. Так было и с нашим папой. Вера мамы, что он вернётся живой, хранила его от пуль. Есть какая-то магическая сила в ожидании и вере. Иначе как можно объяснить, что мой отец вернулся живым, пройдя в должности комиссара батальона столько страшных сражений: подмосковная битва, Сталин­градская битва, Курская дуга, взятие Варшавы и Берлина.

Перед тем как мама пошла провожать отца на войну, бабушка Варвара сказала ей: «Христина, будешь прощаться, целуй Сашу в губы. Если губы будут холодные — убьют, если горячие — вернётся живой». Так вот, губы у отца были горячие, и мать всю войну свято верила, что он вернётся живой. В нашей семье в День Победы мы всегда поём любимую песню — «Тёмная ночь».
2